Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Поиск

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! 


          Время так скоротечно, и очень часто мы даже не осознаем, что вместе с близкими нам людьми из жизни необратимо уходит знание о наших предках. Поколение фронтовиков Великой Отечественной уходит… 
Закон природы не изменить! К сожалению, о многих из этого поколения люди не будут знать, если не записать сегодня воспоминания. Только становясь взрослыми, мы начинаем сожалеть, что не задали всех вопросов нашим бабушкам и дедушкам, не расспросили об их жизни, жизни их родителей. 


         Акция "Лицо Победы" направлена на создание электронной книги памяти о тех, кто победил в Великой Отечественной войне. 
Присылайте фотографии своих родственников с их биографическими данными и кратким рассказом об одном, самом ярком, дне их жизни в период с 22 июня 1941 по 9 мая 1945 года. Информация о ветеранах будет размещена на официальном сайте муниципального образования Динской район (http://www.dinskoi-raion.ru/ в разделе: «Лицо Победы»). 

          Материалы об участниках Великой Отечественной войны принимаются ежедневно, кроме выходных с 8:00 до 17:00 час. по адресу: станица Динская, ул. Красная, 55, кабинет 318 (3-й этаж). Или круглосуточно по электронной почте dinsksovet@mail.ru. Контактный телефон 6-26-75. 

          В данном разделе уже размещены присланные вами материалы, а так же материалы «Книги Памяти о ветеранах Великой Отечественной войны и тружениках тыла Динского района» (составитель Т. А. Чекрыгина). 



Иванова Анна Семеновна

Иванова Анна Семеновна

Анна Семеновна Иванова – выпускница динской средней школы 1941 года. Мечты оборвала дата 22 июня 1941 года, когда неожиданно для многих пришла война. Все померкло. Поступали тревожные сводки Совинформбюро.

Анна Семеновна пишет: «Наши войска оставляли город за городом, хотя верилось с трудом, так как нам говорили, что наша армия – всех сильней, и вдруг...

Как-то в один из августовских дней 1941 года мы с одноклассницей Раей Чигановой пришли в райком комсомола с просьбой направить нас на фронт. Нас определили на курсы радистов в город Тбилиси.

Жили в казарме, занимались с утра до вечера. В основном работали на ключе, изучали азбуку Морзе, были занятия и строевой. Везде ходили только строем, с песней. Нас, девушек семнадцати-восемнадцатилет-них, было четыре роты.

7 ноября 1941 года нам выдали новое обмундирование, шинели, погрузили в товарные вагоны, и поехали мы на фронт.

Первое боевое крещение на станции Лихая, под Ростовом-на-Дону: наш состав разбомбили немцы. Прямое попадание в головные вагоны, где ехал комсостав. Были убиты и несколько девушек-радисток. Помню, что мы все выскочили из вагонов и куда-то бежали по степи. Случайно я встретила Раю Чиганову. Мы ехали в разных вагонах, попали в разные роты. Самолеты пролетали еще и еще раз, обстреливали с пулеметов...

Когда закончилась бомбежка, мы возвратились в вагоны, но паровоз был поврежден, и мы простояли там ночь. Раю Чиганову ранило, и ее отправили в госпиталь.

Нас привезли в штаб 56-й армии. Я попала в 71-й стрелковый полк. Полгода там служила. Мототехники никакой не было, были лошади. Наша радиостанция располагалась на бричке, а мы шагали все время пешком. Днем двигаться нельзя было – немцы беспрерывно бомбили и обстреливали из пулеметов. Наш полк январь-февраль 1942 года стоял в обороне на реке Миус. Бойцы неоднократно ходили в атаку, но безрезультатно. Много здесь погибло солдат...

В марте 1942 года нас, троих девчат-радисток, забрал в свой 456-й артполк капитан. Армия отступала. Наша радиостанция 5-АК была теперь смонтирована в автомашине. Здесь уже удобней было дежурить. Мы держали связь со штабом армии.

В июле-августе 1942 года пришлось оставлять Ростов. Запомнилось, как мы переправлялись через реку Дон. Оставалась одна последняя переправа на другой берег. Было большое скопление войск всех частей, не было никакого порядка, так как командование все уже удрапало впереди нас, а мы остались: спасайся, кто как может. В Ростове многие здания были разрушены, на улицах валялись трупы убитых. Кто-то тащил бочки из магазинов, другие бросали все, бежали с узелками. К переправе не добраться, кругом войска, повозки, орудия.

Начальник нашей радиостанции Марченко предложил построить плот, чтобы переправить радиостанцию.

Переправу в любой момент могли разбомбить...

Трудно описать пережитое, не найти слов подходящих. Вокруг и стоны раненых, и трупы убитых, и крики живых, тянущих орудия на себе. Доехали мы до камышей, там были дотемна. О еде никто не помышлял, не знали, где могла быть наша кухня.

Позже выяснилось, что наш полк не сохранил знамя полковое и нас расформировали. Отступали до Краснодара, а потом и в горы. Штаб нашего 100-го отдельного полка связи располагался в селе Дефановка. Мы с радиостанцией в селе Полковничьем, держали связь со штабом армии, штабом фронта и обеспечивали связь по заданию в боевых операциях. Сами же и охраняли свою радиостанцию, дежуря посменно. В бригаде человек 10. Одни сидят за пультом управления, другие – на посту, сами же и телеграммы в штаб доставляли. Отдыхали в землянке. Постель всегда при нас: вещмешок – подушка, одну шинель подстилали, другой укрывались.

Приятная новость пришла в феврале 1943 года, когда наша армия одержала победу под Сталинградом. Мы покидали горы. Шли пешком, на себе несли и оружие, и вещмешок, и маломощную радиостанцию. Это был изнурительный бросок, если еще добавить, что шли голодные, ночевали у костра. Полк участвовал в освобождении станиц Северской, Анастасиевской, Крымской.

Сколько пришлось перекопать земли! Как прибываем на новое место, так в первую очередь надо врыться в землю. Земля для солдата была и защитницей от пуль и снарядов, и жильем. Мы, женщины, старались землянки еще и украсить ветками, цветами.

 Переправлялись на катере через Керченский пролив. Снаряды рвались то впереди, то позади, то чуть в стороне. Наверное, капитан был опытный – умело маневрировал. Благополучно переправились, хоть и высаживались, где по пояс, а где и выше, прямо в воду. У костра подсушились. Заняли не-большой клочок земли. Немцы сильно обстреливали, подняться днем было нельзя. Только ночью доставляли пищу...

Потом переброска на Ленинградский фронт. Это не Кубань и не Крым. Там снег, мороз приличный, а мы по-зимнему не обмундированы, без валенок, без полушубков. Благо, в лесу дров много. Ночь у костра. Подстилка из ели, один бок греется, а другой мерзнет.

 Наш полк был не просто артиллерийским, а особого назначения, бросали на прорыв то на Корейский перешеек, то почему-то в Финляндию. А задача у радистов одна – обеспечить бесперебойную связь. Работали больше через микрофон. Передашь координаты, а батарея уже ведет огонь.

Потом – Венгрия. Настроение у солдат было уже не то, что при отступлении. Но главное, мы никогда не теряли веры в нашу победу. Никому не приходило в голову, что нас победят.

Теперь в 1944-1945 годах и наши самолеты стали чаще в небе появляться, и пушки у нас стали мощнее на автотяге. Хотя картина разрушения сел и городов наших была ужасной, но все это можно будет восстановить, вернее, построить вновь. Только нельзя было вернуть к жизни миллионы погибших.

Войну я закончила в Чехословакии. Узнали о победе, ликовали. Но неожиданно нас обстреляли: погиб командир огневого взвода лейтенант Доронин. Смертельно раненного в живот командира полка Косырева не довезли до госпиталя. Хоронили их со всеми почестями 9 мая 1945 года.

Домой я вернулась 20 ноября 1945 года, а три моих родных брата погибли на этой войне». 


Возврат к списку

Все баннеры