Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Поиск

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! 


          Время так скоротечно, и очень часто мы даже не осознаем, что вместе с близкими нам людьми из жизни необратимо уходит знание о наших предках. Поколение фронтовиков Великой Отечественной уходит… 
Закон природы не изменить! К сожалению, о многих из этого поколения люди не будут знать, если не записать сегодня воспоминания. Только становясь взрослыми, мы начинаем сожалеть, что не задали всех вопросов нашим бабушкам и дедушкам, не расспросили об их жизни, жизни их родителей. 


         Акция "Лицо Победы" направлена на создание электронной книги памяти о тех, кто победил в Великой Отечественной войне. 
Присылайте фотографии своих родственников с их биографическими данными и кратким рассказом об одном, самом ярком, дне их жизни в период с 22 июня 1941 по 9 мая 1945 года. Информация о ветеранах будет размещена на официальном сайте муниципального образования Динской район (http://www.dinskoi-raion.ru/ в разделе: «Лицо Победы»). 

          Материалы об участниках Великой Отечественной войны принимаются ежедневно, кроме выходных с 8:00 до 17:00 час. по адресу: станица Динская, ул. Красная, 55, кабинет 318 (3-й этаж). Или круглосуточно по электронной почте dinsksovet@mail.ru. Контактный телефон 6-26-75. 

          В данном разделе уже размещены присланные вами материалы, а так же материалы «Книги Памяти о ветеранах Великой Отечественной войны и тружениках тыла Динского района» (составитель Т. А. Чекрыгина). 



Проклин Петр Евстигнеевич

Проклин Петр Евстигнеевич

(На фото в полный рост – курсант Челябинского военного авиационного училища штурманов, 1941 год

Портрет – младший лейтенант, штурман экипажа 990 РНББАП )

 

Мой отец Проклин Петр Евстигнеевич стать военным даже не мечтал. Наоборот, решил выучиться самой гуманной мирной профессии, быть учителем, и он им стал. По направлению из смоленского педучилища работал в Таджикистане, учил местных ребятишек русскому языку и литературе. Прямо из класса, в 1940 году, призвали в армию. Сначала в Челябинское военное авиаучилище штурманов, а оттуда – на фронт. Бил врага от блокадного Ленинграда и закончил в Прибалтике. За боевые заслуги был награжден двумя Орденами Красной Звезды в 1944 и 1945 годах. В феврале 1944 года Проклин находился на 2-ом Прибалтийском фронте. В его дивизию был включен недавно сформированный 1-ы латышский ночной бомбардировочный авиаполк. Для передачи боевого опыта к латышским летчикам была отправлена группа опытных русских штурманов, в ее состав вошел и Проклин.

Летчиком у него был латыш Миша Янкевич, младший лейтенант. Веселый парень, балагур и отличный аккордеонист. Вот о первом его «провозном» полете отец и вспоминал в книге Коншуна П. П. «Опаленные крылья». Потом отец вернулся в свой полк, а Миша погиб с другим штурманом в одном из боев. Там же, на фронте, он встретил мою мать и в 1945 году у них родилась фронтовая дочь – я.

Совершил 203 боевых вылета. Летал в тыл врага, сбрасывал смертоносный груз на железнодорожные станции, склады с боеприпасами и горючим, на скопления вражеской технике и живой силы противника «Проклин был штурман грамотный, летал творчески. Постоянные довороты вправо, влево он делал не бессмысленно. У него было какое-то особое чутье, которым он определял расположение зениток противника», -  вспоминал его летчик Степан Сырмолотов в этой же книге. Поэтому не было ни одного случая, чтобы по маршруту к цели и обратно по ним стреляла зенитная артиллерия противника.

Демобилизовался Петр Проклин с должности ст. преподавателя Армавирского высшего военного авиацчилища летчиков. 64 года прожили они с моей мамой Проклиной Ниной Васильевной (Козодубовой). Вырастили трех дочерей, всем дали высшее образование – все учителя. Умер в 2004 году и похоронен с военными почестями на Игнатовском кладбище Ставропольского края.

Я бережно храню его личную летную книжку, где расписаны даты, тип самолета, содержание и выполнение заданий, количество боевых и не боевых полетов, их время днем и ночью. Итоги полетов за каждый месяц с 1942 по 1945 годы завизированы круглой гербовой печатью и подписью адъютанта ЗАЭ ст. лейтенанта Лосева.

Светлана Петровна Задорощенко (Проклина)

Станица Пластуновская,

ул.  Колхозная, 5 А,

т. 8-918-341-99-04, 37-9-68

 

*****  

 

 

Из воспоминаний полковника в отставке, а тогда младшего лейтенанта, штурмана 990 ночного бомбардировочного авиаполка 313 Бежицкой авиадивизии Проклина Петра Евстигнеевича.

 

7 марта 1944 года мне приказали лететь с летчиком 1-го Латышского полка мл. лейтенантом Яновичем Михаилом и сделать ему «провозой» полет. Мы полетели бомбить противника в районе населенного пункта Алоль, расположенного между городами Пустошка и Идрица, но в 15 кв севернее.


После первого боевого полета Янович сказал. Что большого отличия между боевым вылетом и полетом на бомбометание в тылу на полигоне не увидел, и, что ему хотелось бы посмотреть войну, «понюхать пороху». Я пообещал ему это сделать. После того, как сбросили бомбы на втором вылете по заданной цели, мы взяли курс к линии фронта. Увидев впереди огневую точку противника, стреляющую по нашим войскам, я показал ее летчику и приказал снизиться с 1100 метров до 200 метровой высоты и объяснил ему, чтоб собираюсь обстрелять огневую точку врага. После нескольких очередей из своего пулемета ШКАС, а стрелять из него приходилось стоя в кабине, я увидел несколько вспышек вертикально под самолетом и ощутил, что самолет наш вздрогнул и начал разворачиваться вправо, вдоль линии фронта. Почувствовав неладное, я прекратил стрельбу, сел на сиденье, взял рупор переговорного устройства и дал Михаилу курс на наш аэродром. Ответа ни словом, ни делом не было, я и быстро поставил ноги на педали, схватил ручку управления, развернул самолет влево, к линии фронта, на свой аэродром. Я видел Михаила, ведь его кабина впереди моей, он сидел пригнувшись, опустив голову вниз, без движения. Мне стало так горько, что и выразить трудно. Вот, думаю, какой же я дурень, ну зачем я послушал его, зачем спустился на такую небольшую высоту. Ведь на такой высоте да еще при нашей скорости в 110 км в час, нас палкой можно сбить. Вот так горестно размышляя, я начал продумывать порядок посадки на аэродром. Ведь я – штурман, и сажать самолет – дело не мое. Ну, ничего, думаю, зайду подальше, да пониже и на «газу» сяду. И тут, о чудо, я услышал постукивание по ручке управления, а это сигнал, что он берет управление на себя. Я постукал в ответ, мол передаю управление. Смотрю, он мне показывает на рупор переговорного устройства, пол шланг перебит. После посадки мы отошли от самолета, и я говорю: «Ну, Миша, давай сначала покурим, а уж потом пойдем докладывать на КП».

Он сунул руку в карман комбинезона за портсигаром, а она беспрепятственно скользнула вниз. И я, с удивлением увидел, что ни кармана, ни портсигара нет, что у Миши аккуратно вырван кусок комбинезона и брюк вместе с карманом и портсигаром, а вот нательное белье было нетронутым. Ну а в кабине летчика оказалась сквозная дыра диаметром 5 сантиметров. Был вырван электрощиток, перебило переговорное устройство, да и Михаил высказал пожелание, чтобы мы по своей инициативе больше «порох не нюхали».  


Возврат к списку

Все баннеры